Миф, Герой и Ложь

Том Кенион и Хаторы
Ответить
earthsky
Администратор
Сообщения: 165
Зарегистрирован: 18 янв 2010, 01:31

Миф, Герой и Ложь

Сообщение earthsky » 07 фев 2010, 21:26

Идея живого мифа занимала меня много лет - с тех самых пор, как во время студенческой практики я открыл для себя работы доктора Карла Юнга, касающиеся архетипов. Идея живого мифа кажется чуждой многим людям в нашем материалистичном обществе. Для большинства из нас мифы - это выдуманные истории древних времён, на первый взгляд практически никак не касающиеся современной жизни. Но живые мифы возникают в глубине нашего подсознания, и они не просто живы, но и весьма психологически сильны. Хотя живые мифы существуют только в подземных переходах нашего подсознания, они всё же оказывают сильное влияние на внешний мир.
Эти мифологические миры живут по большей части незамеченными в туманных глубинах нашего подсознания. Однако иногда они пробиваются сквозь вуаль забытья и выплескиваются в повседневный мир нашего сознания. Юноша, рвущийся забить последний гол во время футбольного матча, толпа, встающая на ноги в приступе массовой истерии, неожиданно оказываются посреди мифа о герое. Мать, спасающая своего ребенка от опасности, на миг становится героиней.
Миф обладает силой, и любое общество инстинктивно это знает. Во времена национального кризиса (например, войны) общество с легкостью занимает роль Героя в своем собственном сознании. Любой, кто противостоит ему, автоматически становится злодеем. А когда культура поворачивается в сторону фашизма, люди воспринимаются как злодеи только потому, что задают разумные вопросы о национальной политике и культурном подходе. Эта схема до бесконечности повторялась на протяжении всей нашей истории, и современный глобальный кризис не является в этом смысле исключением.
Но неважно, насколько неуправляемой кажется глобальная ситуация, в своей основе она состоит из принимаемых индивидуумами духовных, психологических и экономических решений. Когда люди начнут менять свои личные решения, мы увидим и перемены в глобальных масштабах. И в этой статье я хочу поговорить именно об индивидуумах.
Мы с вами пройдём длинный и странный путь. Мы посетим земли психических расстройств, душевной болезни, творческого гения и духовного просветления. Надеюсь, что кое-что станет яснее и поможет нам в повседневной жизни. А возможно, мы сможем найти в переживаниях других людей какие-то откровения, которые помогут нам справиться с невероятными психологическими и духовными трудностями, с которыми мы сталкиваемся.
Так давайте начнём.

Мадонна

Однажды, примерно 15 лет назад, мне позвонил коллега из Калифорнии. Он практически умолял меня принять его ученицу, у которой психическое расстройство возникло после того, как она посетила его 9-дневный семинар. Она жила с мужем во Флориде, и оба они хотели меня посетить. По словам мужа, с ней было "не всё в порядке" после семинара. И её семья намекала, что, если в ближайшее время её состояние не улучшится, они подадут в суд на моего коллегу и его клинику.
Я договорился с ними, что они посетят меня в выходные, и они прибыли в мой кабинет в Чапел-Хилл, штат Северная Каролина, рано утром в субботу. И первые два часа я только и делал, что записывал историю происшествия.
Говорят, что правда удивительнее выдумки, и я бы сказал, что в данном случае это действительно было так.
Мидж (имя вымышленное) посетила 9-дневный семинар по личностному росту, проводимый моим коллегой. В результате интенсивной психоакустической стимуляции мозга она пережила мощное мистическое откровение.
Примерно на восьмой день Мидж ощутила явственное присутствие Марии, матери Иисуса, которое окутывало её любовью. Затем, в последний день семинара, когда она ощутила, что входит в это любящее поле энергии, Мидж растворилась и Мария, Мадонна, заняла её место.
Находясь в таком блаженном состоянии, она ходила и благословляла людей. И некоторые люди действительно испытали в её присутствии спонтанное исцеление. Позже это подтвердил и мой коллега из Калифорнии.
Все ещё находясь в состоянии блаженства и экстаза, Мидж, она же Мадонна, поехала на такси в аэропорт, чтобы лететь домой. Ожидая вылета, она остановилась у газетного киоска, чтобы купить что-нибудь почитать в дорогу. Глаза певицы Мадонны посмотрели на нее с обложки журнала "Роллинг Стоун". Увидев это имя напечатанным, она купила журнал и прочла статью о Мадонне, сидя в зале ожидания. Конечно, Мадонна, королева поп-музыки - существо совсем иного порядка, чем Мадонна, мать Иисуса.
Находясь в легко поддающемся внушению состоянии сознания, Мидж перенесла свою самоидентификацию с Матери Иисуса на королеву рок-н-ролла. Она более не была Марией; теперь она была путешествующей инкогнито рок-звездой.
Посадка прошла без проблем. Однако на высоте около десяти тысяч метров она увидела демонов на крыле самолета. Сняв свои туфли со шпильками, она начала колотить ими в иллюминатор, пытаясь разбить стекло. Бортпроводники попытались усмирить её, и она стала ругаться на них, крича, что ей нужно вылезти на крыло, чтобы спасти самолёт от демонов.
Когда самолёт приземлился, её в сопровождении полиции доставили в ближайшую психиатрическую клинику, где она оставалась несколько недель, пока лекарства не положили конец её галлюцинациям.
Ко времени её приезда ко мне её симптомы не проявлялись в течение месяца, но её муж сообщил, что она чувствовала себя неловко и была немного не в себе.
Во время третьего визита ко мне Мидж казалась очень возбужденной. Я спросил её, в чём дело, и она призналась мне в деянии, совершённом более десяти лет тому назад. Семья её мужа владела мебельным магазином, и она должна была там работать. Она ненавидела свою работу так же, как и все остальные работники - также члены этого большого клана. Однажды ночью она прокралась в магазин и подожгла его. Здание сгорело дотла, и семья решила не отстраивать его заново. Она нашла выход из этой ситуации, но чувство вины грызло её в течение десяти лет. Я помню, что муж сидел и слушал её с раскрытым ртом. Поразительно, но он, казалось, не слишком сильно расстроился.
Во время их последнего визита Мидж была спокойной, так как и она, и её муж смогли примириться с поджогом. Поинтересовавшись её самочувствием несколько месяцев спустя, я узнал, что у неё больше не было припадков и галлюцинаций. С её точки зрения, все эти события остались позади.

Сила мифа

С трансперсональной точки зрения, можно сказать, что на начальной стадии этой истории Мидж вошла в область сознания, населённую мифами или архетипами. Для людей, занимающихся личным ростом, довольно типично переживать мистические откровения. Я считаю, что часть их связана с контекстом, в котором проходит такая работа. И я думаю, что часто это вызывается химическими процессами в мозгу. Беглый взгляд на откровения, пережитые мистиками и святыми по всему миру, позволит заметить массу сходств, несмотря на огромные различия в культуре и традициях. Многие из этих сходств связаны с изменением восприятия времени и пространства, а также другими сдвигами восприятия, включая состояния экстаза и блаженства. Все эти перемены явственно указывают на изменения химии и физиологии мозга. Физиология мозга - это зеркало сознания. Она отражает происходящее. И наоборот, когда происходят физиологические перемены, должны происходить также соответствующие перемены в восприятии и переживаниях. С этой точки зрения можно рассматривать многие древние духовные практики как низкотехнологичные способы изменения физиологии мозга, а с ней и восприятия мира.
И наконец, я верю, что мир мифического является неотъемлемой частью нашего существа. Если любой из нас зайдёт достаточно глубоко во внутренний мир своего сознания, он или она рано или поздно столкнутся с мифическими созданиями или архетипами. Некоторые виды внутренней работы, а также некоторые способы стимуляции мозга, открывают нам этот внутренний мир бытия. Я считаю, что именно это и случилось с Мидж.
Её контакт с Мадонной, Матерью Иисуса, был настоящим контактом с существом из мира мифического (то есть универсальным любящим женским присутствием). Однако, поскольку у Мидж было слабое чувство собственного "я" (то есть плохо поддерживаемое эго), она оказалась неспособной удержать контакт с миром мифического, и вместо этого погрузилась в него целиком. Это вполне реальная опасность, связанная с работой с миром мифического. Поскольку он поражает воображение и часто обладает мощной энергией и ощущением присутствия, то легко может засосать человека. Вообще при выходе на контакт с миром мифического рекомендуется, фигурально выражаясь, стоять обеими ногами на земле.
Всё было усугублено тем, что Мидж хранила мрачную тайну, которая разъедала её более десяти лет. Чувство вины и психологический конфликт, вызванные поджогом, вырвались на поверхность, как только её чувство "я" растворилось.
То, что Мидж снова сменила свою самоидентификацию, читая статью о рок-звезде Мадонне, указывает на её общую психологическую нестабильность и отсутствие сильного чувства "я" и эго.
В психологии термин "эго" имеет несколько другой смысл, чем тот, который он приобрёл во многих духовных кругах. С психологической точки зрения, эго - это просто ощущение собственного "я". Это центральная точка отсчёта, и оно крайне необходимо для психологического здоровья.
Как психотерапевт, я считаю попытки уничтожить эго во имя духовности весьма опасными и разрушительными. Я вижу это постоянно, и в каждом случае это делается за счёт психологического здоровья.
На самом деле проблема вовсе не в самом эго. Эго - это просто чувство собственного "я". Если бы у Мидж было здоровое эго, я подозреваю, что дело никогда не дошло бы до госпитализации. Но у неё не было сильного чувства собственного "я", и это создало благоприятную почву для полного растворения в мире мифического. Для неё смена самоидентификации была освобождением из её психологической тюрьмы, но проблема заключалась в том, что она не заслужила ни выхода на свободу, ни даже помилования. В конце концов, она ещё не освободилась от своего огненного секрета. А наш психический мир требует некоего внутреннего правосудия. Только после того, как она призналась в содеянном своему мужу, и только когда он её простил, она смогла начать заново строить свою жизнь.
Но, видите ли, её проблемы были созданы эго не больше, чем термометр на приборной панели виноват в перегреве мотора. И то, и другое - механизмы. И эго - это механизм сознания, у которого есть всего одно предназначение - провести нас с чувством собственного "я" через мириады жизненных переживаний.
Будь у Мидж сильное чувство "я", её встреча с Марией была бы иной. Она смогла бы получить благословения, которые приносят встречи с такими сущностями, без искажения её личных конфликтов. Будь у неё сильное эго, оно гарантировало бы возвращение к собственному "я", когда её встреча с Марией кончилась. Но у неё этого не было, и нечему было вернуть её к психологической точке отсчёта.
Взгляд на психологическое состояние мистиков во время их экстатических переживаний ясно показывает это. Прочтите описания, данные Св. Терезой Авиньонской или другими мистиками, и вы увидите, что она переживала чувство полного растворения в своих мистических переживаниях. Её чувство "я" исчезало на время путешествий по божественным мирам. И только при возвращении на землю её чувство "я" появлялось снова.
Сравните это с сообщениями о самадхи (йогическом трансе), данными йогами и йогини (женщинами-йогами), и вы увидите то же самое. В наиболее интенсивных формах самадхи чувство "я" полностью исчезает. Есть только чистое сознание без объекта (то есть нет ничего, что можно ощутить, кроме самого сознания), и это сопровождается ощущениями экстаза и блаженства. На санскрите это называется сат-чит-ананда, где "сат" значит существование, "чит" - сознание, а "ананда" - блаженство. С точки зрения йоги, природа существования - это сознание и блаженство.
В двадцать с небольшим я проводил личные эксперименты, в которых изучал мистические техники различных религиозных традиций, включая индуизм, буддизм, даосизм и эзотерическое христианство. Все эти опыты приводили к одному и тому же результату: временной потере чувства "я" или расширению "я" в поле экстаза и блаженства.
Но несмотря на то, что сознание и блаженство являются частью нашей природы, другой её частью являются психологические конфликты, которые мы унаследовали и/или создали себе сами. Сознание Мидж постоянно находилось в беспокойном состоянии, так как её преследовали акты поджога и трусости. После контакта с царством мифического, в котором её чувство "я" растворилось, конфликты вышли на поверхность в форме воображаемых демонов. Когда она призналась в содеянном своему мужу, в результате его прощения, она смогла вернуться к психологической стабильности и продолжить нормальную жизнь.

Король Артур и сэр Ланселот

В Центр Здоровья, где я работал, позвонила одна женщина и спросила, не соглашусь ли я посетить её двадцатилетнего сына. Он находился в психиатрической лечебнице, где, по её словам, ничего не делалось, чтобы помочь ему. У него диагностировали психическое расстройство, и он не мог нормально спать, несмотря на сильные лекарства. Я сказал, что соглашусь работать с ним только в том случае, если мне разрешат при необходимости приводить к нему других медиков-профессионалов. Его мать согласилась.
Когда я увидел Дона (имя вымышленное), у него были ужасные нарушения сна. Его сон был коротким, в среднем один-два часа подряд. Это значило, что он не доходил до глубоких уровней отдыха, необходимых для физического и ментального здоровья. Ни он, ни его мать не хотели, чтобы он принимал лекарства, поэтому я пригласил к нему специалиста по акупунктуре. Перед нашим ежедневным сеансом Дону делали сеанс акупунктуры. Иногда я менял порядок, но при каждом сеансе задача была одинаковой - заставить его расслабиться.
После нескольких сеансов его сон начал улучшаться. Несколько недель спустя он мог спать по шесть часов, не принимая лекарств. Многие симптомы исчезли с улучшением сна.
Но его психотерапевтические сеансы кажутся мне интересными даже спустя много лет.
Проблемы начались, когда Дон принял дозу наркотика амфетамина вместе с галлюциногеном. Он впал в маниакальное состояние повышенной чувствительности и творческих способностей. Период повышенной творческой активности (он был человеком искусства) длился несколько недель, даже когда наркотики давно перестали действовать. Затем у него появились галлюцинации вкупе с антисоциальным поведением. Он перестал мыться и стал опасен самому себе.
Но внутренние переживания Дона сильно отличались от того, что он показывал внешнему миру. В своем сознании Дон наткнулся на мир мифического и превратился в короля Артура. Он жил в самом благородном из приключений, хотя никто вокруг него этого не знал. Видите ли, он искал своих пропавших рыцарей. Они рассеялись по всему миру, и его задачей было найти их и вернуть за Круглый Стол; тогда, и только тогда, он сможет отдохнуть.
Когда мы встретились первый раз, он говорил в неестественно высокопарной, стилизованной манере, как плохой шекспировский актёр. И мне с самой первой встречи стало ясно, что он и в самом деле считает себя легендарным королём Артуром.
Я очень ясно помню этот момент. Под "моментом" я подразумеваю миг в процессе психотерапии, когда клиент признаёт в вас союзника. Я всё слушал и слушал, как Дон говорит о своём беспокойстве по поводу того, что он не может найти своих рыцарей, и наконец решил рискнуть. Я наклонился вперёд и, используя его стиль речи, сказал, что хочу ему помочь. Точнее, я сказал: "Я помогу Вам, мой государь". Он посмотрел прямо мне в глаза и сказал: "Сэр Ланселот... это вы... это и правда вы!" После этого он разрыдался.
Я сказал ему, что пришёл защитить его, и что я найду способ вывести его из опасности. Мы пожали друг другу руки и создали альянс: он, молодой человек, потерянный в море мифического, и я, старший союзник, укоренённый в мире человеческих отношений, но протянувший ему руку посреди буйства стихии мифов. С этого момента наша работа велась в глубоко архетипичном аспекте. И за эти шесть недель с Доном я узнал о силе мира архетипов больше, чем когда-либо думал узнать в колледже.
Я ждал наших совместных сеансов, потому что, среди прочего, он был очень умён и сообразителен. Когда он вышагивал по кабинету, с его языка сыпались калабмуры, как горох из рваного мешка. Его сложные объяснения работы сознания и вселенной граничили с гениальностью. Я был заинтригован.
Но были и проблемы. При всей своей гениальности, он все же сильно страдал, и выражение его лица говорило о напряженности его ежедневных и еженощных битв.
Дон ввязался в классическую борьбу из мифов, в процессе которой принц становится полноправным властелином (то есть королём) своего психологического царства. У большинства людей этот конфликт происходит исключительно в подсознании и практически не выражается в реальности, за исключением редких случаев - например, когда ребёнок говорит "нет" отцу или матери.
Однако Дон полностью погрузился в мир мифического, и конфликт разыгрывался в его сознании и поведении. На уровне символов, поиски его пропавших рыцарей на самом деле были поисками потерянных частей его самого, аспектов его "я", которые были подавлены в детстве. Часть работы во время психотерапии Дона была связана с разрешением конфликтов с его властным и излишне требовательным отцом. Когда эти проблемы получили решение, Дон постепенно смог выйти из мира мифического и снова стать частью человеческого общества. Однако у этого была и своя цена.
Его проницательность и внимательность уменьшились. Он потерял часть остроты ума, которой владел во время своей встречи с мифическим. Но он мог нормально спать и есть. Он снова мог работать, не сводя с ума всех вокруг.
После Дона я работал со многими людьми, ощутившими на себе сбивающие с толку, а иногда и вызывающие восторг эффекты мира мифического.
Я считаю, что и те, кто входит в мир мифического специально (через духовные практики), и те, с кем это происходит случайно (через духовные прорывы), имеют сходную задачу.
Кстати говоря, Дон вернулся в мир искусства, с ним никогда не происходило ничего подобного, и ему сопутствовал успех.

Миф и Герой

У большинства из нас никогда не возникает столь напряжённых психологических конфликтов, как у Мидж или Дона, но на всех нас влияет наше отношение к мифологическому аспекту нашего существования.
Это особенно верно в духовных кругах, где может возникать лёгкое, а иногда и вполне ощутимое давление, требующее смотреть на мир и действовать определённым образом. Например, многие люди, живущие духовной жизнью, пытаются любой ценой вести себя мирно. Вся их жизнь вертится вокруг ахимсы, ненасилия по отношению к другим существам. Когда они принимают эту этику, в их психике непременно возникает напряжённость.
Все мы являемся смесью многих конфликтующих психологических сил. В человеческих отношениях непременно возникает естественная агрессия. Под естественной агрессией я подразумеваю просто адекватную реакцию на нарушение личных границ. Если человек, практикующий ахимсу, узнаёт, что другой украл у него что-то или оклеветал его, у него естественно возникнет мысль или импульс злобы. В злобе нет ничего плохого. Станет ли она разрушительной или нет - зависит от того, что мы решим с ней сделать.
Однако у человека, практикующего ахимсу (ненасилие), это может вызвать проблемы, если он или она цепляются за мифическую самоидентификацию ненасилия (то есть духовного существа, которое никому никогда не вредит). Признаться самому себе в желании сломать другому человеку шею, или по меньшей мере наговорить о нем гадостей, может оказаться крайне неприятным. Однако признание собственного насилия (хотя бы и чисто мысленного) - это необходимое условие духовной зрелости и настоящего духовного роста.
Тем не менее, некоторые люди предпочитают не признавать возникновения в них естественной агрессии. Они пытаются скрыть её. Они притворяются, что не испытывают подобных чувств. Они цепляются за мифический идеал духовного человека, которого не касаются человеческие иллюзии, и который всегда пребывает в любви.
Я сомневаюсь, что такой человек на самом деле существует вне наших фантазий, но это к делу не относится. Дело в том, что отрицание собственных чувств (под прикрытием духовности) одновременно иллюзорно и разрушительно для настоящих духовных достижений, не говоря уже о простом психологическом здоровье.
Стараться достичь духовного мастерства и идеалов, подобных ахимсе, в самом деле похвально. Но когда человек использует подобные идеалы для отрицания части самого себя (то есть своей естественной агрессии или даже своих "негативных мыслей"), он оказывается в крайне неприятной ситуации. И причина этого связана с парадоксом героя.
Видите ли, в мире мифического все выглядит исполинским и важным. Это место обитания богов и богинь. Это обитель титанов и мощнейших энергий, заставляющих человека ощущать себя карликом. Когда мы выходим на связь с полным жизни существом из мира мифического и архетипичного, нас часто переполняет энергия.
Эта доза духовной мощи может усиливать и вдохновлять и часто бывает необходима людям на духовном пути саморазвития. Однако, если мы излишне фокусируемся на мистическом, исключая другие части своего "я", тогда мы находимся в состоянии отрицания, а это может привести к катастрофе.
В этом есть некая доля иронии. Скажем, человека вдохновляет духовное присутствие и сила великого учителя, например, Христа или Будды. Принять решение развивать своё сознание, как Христос или Будда - это героический поступок.
И акт подобного выбора превращает человека в духовного героя или героиню.
Чувствовать героизм - это одно. Жить в мире соответственно - совсем другое. И именно здесь могут возникнуть неприятности. Если человек излишне идентифицируется с героем, его будут беспокоить мысли и чувства, которые никак нельзя назвать геройскими.
Как я уже сказал, все мы - смесь множества мыслей и чувств. Но если кто-то решил всегда, вне зависимости от обстоятельств, быть духовным героем, то ему придется отрицать существование мыслей и чувств, которые не считаются духовными (что бы это ни значило).
Давайте будем говорить конкретно. Много лет назад, когда я впервые сознательно занялся духовной работой, я встретил ламу с Тибета. Кто-то сказал мне, что таким людям принято дарить подарки. Наполнившись духовными чувствами, я пошел и купил красивую корзину, наполненную экзотическими фруктами и цветастым шёлком. Когда пришла моя очередь дарить подарок, моё сердце наполнилось любовью и блаженством.
Я дал ему свой подарок, и он посмотрел на него. Затем он кивнул и стал нарезать фрукты, раздавая кусочки небольшой группе собравшихся. Я был в ужасе. Мои тёплые чувства испарились, воздушный шарик моего счастья лопнул. Как это он раздаёт мои подарки другим? И почему это он только кивнул мне? Он что, не признал меня? Здесь наверняка какая-то ошибка. Когда нарезанные фрукты дошли и до меня, я взял маленький кусочек манго и посмотрел на него. Только тогда я смог признать свои заблуждения.
Я дарил свой подарок не с благоговением и уважением, а с гордостью и ожиданием. Моя идентификация с идеалом духовного ученика затуманила моё сознание. Я не заметил своего духовного нарциссизма, пока фрукты не были розданы. Для тех, кто не знает, что такое духовный нарциссизм - это состояние, когда мы считаем себя крутыми и думаем, что мы важнее и ценнее других.
Примерно в то же время у меня было неожиданное пробуждение, вызванное не духовным учителем, а моим другом. Я жил в старом доме с компанией других студентов, и каждый из нас занял комнату. Почему-то мне досталась огромная столовая, а возможно, это был зал для танцев. В любом случае, комната была гигантской, с высоченными потолками. В одном углу я сделал маленький алтарь с изображениями христианских, буддийских и индуистских святых. На полу перед ним был небольшой молитвенный коврик, на котором я медитировал и занимался йогой. Алтарь и все вокруг содержалось в идеальной чистоте и порядке.
В другом углу этой же комнаты я положил свой матрас. Стопки книг, тарелки с недоеденной едой и гора нестиранной одежды валялись на полу. Клочья пыли витали вокруг, как кучевые облака.
Однажды мой друг, также учившийся в университете, заехал забрать меня на концерт. Он постучался ко мне. Я открыл и впустил его. Он не знал, что в этой комнате живу я один, и окинул её любопытным взглядом. Он сказал только три слова: "Кто твой сосед?"
Я был поражён. Я посмотрел на своё жилье совершенно новыми глазами. В одном углу поселился молодой будущий святой. В другом углу жил лентяй. Оба они были во мне, и, наверное, последующие 20 лет моей жизни были попыткой свести их воедино.
Я упомянул эту историю, потому что, во-первых, думал, что она вас рассмешит, и во-вторых, мне кажется, что это красивый (хотя и постыдный) пример отрицания. Я создал два места в комнате и своей психике - одно святое, второе повседневное. Находясь в священном месте, я испытывал духовные чувства и не замечал лентяя на полу в другом углу. Вообще-то между лентяем и будущим святым было много битв. Духовный парень хотел вставать в пять утра, потому что прочёл, что это время - самое подходящее для медитации йога. Однако лентяй с трудом вставал, чтобы успеть на девятичасовую лекцию. Эта война длилась годами. Теперь, чтобы вы знали, я встаю тогда, когда встаю, и медитирую тогда, когда медитирую. Война между этими двумя типами почти прекратилась. Я думаю, что частично это произошло потому, что я в конце концов сдался и канонизировал лентяя.
Всем этим я хочу сказать, что создание духовных идеалов (не важно, как они прекрасны) несёт в себе реальную опасность. Она заключается в том, что мы можем попытаться отделить себя от плохих (то есть не соответствующих духовному идеалу) мыслей и чувств. Если мы совершаем эту фатальную ошибку, то поляризуем себя.
Тогда происходит очень странная вещь. Мы начинаем жить лживо.
Мы не хотели жить лживо. Мы гнались за правдой. Мы решили жить духовно, быть духовным героем. Но мы совершили фатальную ошибку, отождествив себя с идеалом героя.
В результате такого неверного решения мы более не живем духовной жизнью. Мы живём в картинке духовной жизни, а это вовсе не одно и то же.
Нас начинают раздражать возникающие негативные мысли и чувства. Это неприятно, потому что негативные мысли и чувства возникают в нашем сознании постоянно. Как тёмные тучи, они также исчезают и превращаются в ничто (как и всё остальное). Но вместо того, чтобы принять их как часть нашей природы и позволить им пройти через наше сознание, мы раздражаемся, когда у нас возникают не особенно духовные чувства и мысли. И тогда готова почва для самой сложной психологической ситуации - тени.
Тень - это та часть нашего подсознания, которую мы не хотим осознавать. Мы притворяемся, что её нет - как правило, потому, что нам слишком сложно принять то, что мы туда поместили. Однако здесь нас может подстерегать и нечто ещё более коварное. Если мы отказываемся принимать проявления нашей собственной негативности (всё, что не соответствует нашей идее духовности), мы можем решить вступить с этим в бой.
Мы демонизируем то, что не можем принять. Мы делаем всё, чтобы скрыть и подавить негативность. Если психологический конфликт станет достаточно сильным, мы начнём нападать на тех, кто не соответствует нашему собственному духовному идеалу. Мы породим духовный фашизм - то самое, что создало охоту на ведьм и Инквизицию.
Не думайте, что мы в 21-м веке гарантированы от подобного культурного сумасшествия. Вечерние новости полны намёков, что в мире нарастает новая волна политического, культурного и духовного фашизма. Насколько мощной и разрушительной она окажется, зависит от того, как каждый из нас поступает с другими, а также от мира мифического внутри нас.
Незадолго до смерти Карл Юнг сказал, что человечество должно будет столкнуться лицом к лицу со своей тенью и примириться с ней. Если мы не сможем выполнить эту огромную психологическую и духовную задачу, наша тень уничтожит нас.
Я думаю, что все мы должны быть, как Джин Келли: "Я и моя тень… мы вместе прогуливаемся по улице". Я говорю это, потому что осознавать что-то гораздо лучше, чем притворяться, что этого не существует.
И, наверное, пришло время, чтобы все мы поднялись до более широких духовных взглядов на самих себя и окружающий мир. Возможно, от этого зависит наше будущее.

Небольшая практика: Принятие тени

Я надеюсь дать вам быстрый и простой способ интеграции тени в своё сознание через так называемый Процесс Самоинтеграции. Есть множество причин сделать это. Во-первых, это позволит вам избежать поляризации (когда вы воюете сами с собой). Во-вторых, это уведёт вас от коллективной волны духовного фашизма (а это очень хорошо). В-третьих, это повысит ваш энергетический уровень, потому что это освобождает запертые части вашего "я". Помните, нужно много энергии, чтобы постоянно подавлять что-то психологически.
В дополнение, я хочу сказать ещё кое-что, прежде чем мы посмотрим на сам процесс.
Во-первых, подавленный теневой материал часто "срастается" в нечто, похожее на сущность. С тенью можно общаться, как будто это обладающее сознанием существо.
Во-вторых, принятие собственной тени не значит принятие её поведения (то есть, если вы хотите бросить курить, принятие тени, ответственной за потребление табака, не значит, что вы принимаете курение). Это значит, что вы принимаете ту часть себя, которая хочет курить.
Люди курят по множеству причин. Для некоторых это ритуальное подношение духам, как в церемониях коренных американцев. Другие делают это для подавления эмоций. Это вопрос вашего намерения. Те, кто хочет подавить злобу или возбуждение, пользуются табаком, потому что он заставляет капилляры сузиться. Уменьшение притока крови вызывает временное прекращение или снижение возбуждения. Допустим, вы - один из этих людей. Есть два отдельных понятия: а) собственно поведение, курение, и б) желание закурить. Желание закурить исходит из той части вашего "я", которой неприятно возникновение некоторых эмоций. Эта часть делает все возможное, чтобы удержать эти чувства в области тени, вне света самоосознания. Это происходит, потому что вы на каком-то уровне отрицаете эти чувства. Та часть, которая ответственна за поведенческое выражение (за то, что вы хватаетесь за сигарету), вовсе не является виновной. Она просто пытается делать то, что вы хотите. Другими словами, каким бы странным ни было ваше поведение, та часть, которая отвечает за него, просто пытается как-то о вас позаботиться.
У этих частей "я" есть некая автономная психологическая жизнь. Они хотят быть принятыми как аспект нашего "я", но боятся, что мы оттолкнём их. Для такой паранойи есть хорошая причина. Мы склонны считать их отвратительными, хотя они делают только то, о чём мы их просим (то есть занимаются подавлением).
У нас есть врождённый страх, что, если мы примем психологическую часть себя, мы будем обязаны действовать в соответствии с её схемами. На самом деле, когда мы принимаем какую-то часть как аспект самих себя, происходит выброс психологической энергии, которая расширяет наше сознание, увеличивая вероятность того, что мы сможем принимать более творческие решения. Когда мы принимаем психологическую часть себя, происходит выброс эндорфинов и других гормонов, ответственных за наше хорошее состояние. Заметьте: это теоретическое наблюдение, сделанное мной за годы работы с Процессом Самоинтеграции. Я не знаю, есть ли опыты, доказывающие это, но люди всегда говорят об улучшении своего состояния и чувстве целостности, возникающем по окончании процесса. Поэтому я предполагаю, что есть и соответствующие психологические изменения. В будущем опыты докажут верность или ошибочность этой гипотезы, но, какой бы ни была причина, люди чувствуют себя комфортнее с самими собой после прохождения процесса.

Процесс Самоинтеграции

Идеальное время для прохождения процесса - когда у вас возникают неудобные чувства, ведь тогда материал лежит прямо на поверхности. Но его можно проходить и когда вам хочется изменить своё поведение.
У этого процесса есть несколько стадий. Он отличается от любого другого процесса самотерапии тем, что в нём нет содержания. Нас вовсе не интересует, почему мы делаем "Это", а также история "Этого". Мы просто признаём часть, ответственную за "Это", как аспект себя. Единственная цель здесь - построить мост понимания между подсознанием и сознанием, чтобы мы могли быть психологически более сознательными.
1. Во-первых, когда вы чувствуете раздражение, найдите часть тела, где находится этот психологический аспект. Может показаться странным, но он всегда фокусируется в какой-то части тела. Иногда, хотя и реже, он может фокусироваться в энергетическом поле вокруг тела. Эта часть будет ощущаться не так, как все остальные. Она может отличаться резко (если в ней скопилось много эмоциональной энергии), или слегка, если с ней не связано так много всего. Но там, где находится этот аспект, всегда будет какое-то физическое ощущение.
2. Далее, просто сосредоточьтесь на этой части вашего тела и скажите (про себя), что принимаете её как аспект своего "я". Это всё. Эта часть ответит вам на языке ощущений; другими словами, вы ощутите, как что-то расслабляется, отпускает и интегрируется, если эта часть вам поверила. Вы должны говорить откровенно. Вы не можете обмануть часть себя. Она поймет, что вы обманываете или пытаетесь поскорее от неё избавиться, а им это не нравится. Повторю важную деталь: вы не говорите этой части, что принимаете её поведение. Вы просто говорите, что принимаете саму часть. Она существует (нравится вам это или нет), и вы просто признаёте её существование и то, что она является частью вас.
3. Иногда другим частям "я" не нравится, что вы принимаете часть себя, с которой у вас проблемы. У этих протестующих частей есть свои цели, требующие поддержания статус кво. Некоторые из них не любят перемены. Другим не нравится, что вы становитесь более психологически здоровым человеком. Вам начинает казаться, что это настоящий цирк? Так и есть! И это так у всех людей без исключения. Разницу между хаосом и хорошим шоу, где все части работают более-менее слаженно, создаёт директор цирка. И, конечно, директором вашего цирка являетесь вы сами. Некоторые части вашего "я" - клоуны; другие - смелые гимнасты на трапеции; некоторые дрессируют диких зверей; некоторые - воры-карманники, шныряющие в тени за скамьями зрителей. Это настоящий зверинец. И когда вы принимаете одного из членов цирковой труппы, вам, возможно, придётся удовлетворять других. Стратегия здесь простая. Что бы ни возникало внутри вас, говорите, что вы принимаете это как аспект своего "я". Я видел случаи, когда людям приходилось работать с девятью частями до того, как они смогли наконец ощутить разрешение конфликта и интеграцию.
Этот процесс увеличивает чувство личной целостности через приятие частей "я", которые ранее отвергались. Как я уже сказал, он также повышает уровень психологической энергии и осознанности.
Как правило, этот процесс не решает проблемы, но с увеличением уровня психологической энергии и ростом сознания проблемы становятся менее проблематичными.
Делать себя более целостным, извлекая части себя из тени бессознательного - это святое дело. В слове "исцеление" есть слово "целый".
Я согласен с Карлом Юнгом, что нам необходимо примириться с нашей коллективной тенью. И такой психологический акт может оказаться самым священным трудом, какой только можно делать в наше время. Пусть свет вашего просветления и сострадание вашего сердца ведут вас в поисках вашей целостности.

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость